“Не разрушайте Мир Ваш и Природу его, ибо себя погубите и свой Мир потеряете”

Сувой


 На выходе из Белого в Баренцево море, где из-за разницы температур встречаются два течения – холодное и теплое, обычны сильное волнение и ветра, образуются опаснейшие водовороты. Научное название этого явления – сувой. Многих смельчаков поглотила ледяная пучина в тех коварных местах..
Из описания данного явления путешественником Антоном Пошман: "От проливов воды по всему морю у сих мест течет от NOW к ZO напор сей воды в губу, от пролива делает возвышение и принужден бывает вытекать из губы. Все время вода устремляется вдоль по Святому носу, и чем ближе к конечности, тем увеличивается сильнее. Сие течение и генеральное, которое течет своим порядком по всему морю, делает у Святого носа встречной спор, по здешнему то называется сувой; вода в оном сувое от сей встречи или спора течет весьма быстрой струею у Святого носа к N верст на 10-ть; с обеих сторон вода как мальстром притягивает к сему сувою, волнение же делается чрезвычайное равно как бы бурун на каменьях.
Чрез сей сувой весьма опасно проходить во время пролива: нечаенным случаем в туман, по ошибке промышленники на своих рыболовных шняках, и даже на парусных лодьях, попавшие в сию пучину, часто погибают. Необыкновенное оное волнение, начинает судно с боку на бок качать и напоследок оное заливает и потопляет. Сила ветра в сем случае не действует; а грести и подавно нельзя, потому что волнение оное переломает все весла; если же иногда и спасаются; то тогда, когда попадет при начине сего сувоя, или когда волны не столь сильно действуют, как то во время четвертей месяца, то выносит течением в море к N по сей струе; и чем далее от берега, тем менее сие необыкновенное волнение и течение. Сей сувой делается по приливе воды; а при отливах воды спора сего не бывает.
Во время новолуния и полнолуния сей сувой гораздо сильнее действует, нежели в другое время. Удалые и смелые проходят и во время сего сувоя, близь только самого Святого носа, так чтоб едва веслами недоставало до берега; тут есть камень Воронухо называемый, так между им и берегом проскакивают, только великой опасности подвергаются, потому что хоть немного оплошает, то тотчас утащит в сию струю; и так, если не зальет, то утащит в море.
Чрез Святой нос в старые годы промышленники суда свои перетаскивали, от Волковой губы в Лапское становище. Сие расстояние версты полторы, и пришлось тут низкое место и небольшие озера, следовательно, очень и вероятно, что сие делали для того, может быть, чтобы избегнуть оного сувоя угрожающего всегда смертью; не зная того, что во время отливу без всякой опасности проходить можно мимо сего Святого носа.
Из воспоминаний выдающего художника К. Коровина во время его путешествия по Русскому Северу: "Я встаю и выхожу из каюты, ударяясь о стенки. По лестнице выбираюсь наверх. Волны с шумом бросают брызги на палубу. Пароход опускается вниз, и на него летят волны. Корма, у которой я стою, поднимается высоко. Я выбираю минуту и бегу в конец кормы, хватаюсь там за железное древко флага и вижу, как винты, вращаясь в воздухе, опускаются в темную воду. Корма ниже, ниже… Пароход как бы встал на дыбы…Но вот опять поднимается корма. По палубе бежит вода. Сбоку от меня, близко, на борт парохода села птица, зеленая, синяя. – свистнула громко. “Это буревестник”, – подумал я. Птица вспорхнула и пропала в волнах»
Или из рассказа именитого Русского Странника - Евгения Львова: "Недаром говорят поморы, что быть захваченным сильною бурею в глотке Белого моря (в толчее у Орловского маяка или в сувое у Святого Носа) и не быть проглоченным – великое счастье даже для опытного смелого экипажа и хорошего судна. Чрезвычайно интересную картину представляет эта борьба двух течений, эти волны, идущие не чередом, ровным темпом одна за другою, а одна на другую, с ревом и пеною протискиваясь вперед между наступающих противников, сливаясь и скручиваясь друг с другом в один водоворот, сшибаясь грудь с грудью, перескакивая вал через вал или ныряя под него с бешеным остервенением, превращающим, в конце концов, в пену и пыль обоих противников.
Эта горловина, этот сувой, толчея, шум, пена, гранитные берега, островки и кое-где торчащие камни, все это, как нельзя более, напоминало Днепровские пороги, пред проходом коих служат молебны, при приближении к каждому из них бывалый лоцман на барке командует на молитву, в коей принимают участие кроме гребцов и случайные пассажиры, вроде меня, решившиеся испытать на практике впечатление, сопровождаемое с проходом; и там, после минования последнего порога, успокоившаяся река устало и уже спокойно катит свои еще вспененные валы, и здесь, по проходе Святого Носа, пред вами величавая ширь Ледовитого океана, чуть колыхаясь, уже с холодным, спокойным презрением относящегося к задорному свисту восточного ветра."