“Не разрушайте Мир Ваш и Природу его, ибо себя погубите и свой Мир потеряете”

Словодара

Марина Царь Волкова – душа русской поэзии нашей современности. Стихи её льются словно звонкие и кристально чистые родниковые воды, наполняя сердца тихим светом любви к родным просторам, к Отечеству, нашей многовековой великой культуре, столь разным страницам истории Руси. Будто сами предки наши славные обращаются к нам, сквозь строки её творчества, стараясь донести до людей ответственность каждого из нас за будущее и настоящее России, рассказать о красоте её безграничных просторов, о тяжёлой судьбе её народа.


 


 

Веру храня в Рассвет

 

Рвали на части, рубили, гнули -
Выдержишь ли, Земля?
Вместо семян засевали пули
В стонущие поля.

Веду отцов запятнали ложью -
В кривде найдёшь ли брод?
Так по ухабам и бездорожью
Русский бредёт народ.

Разно бредёт – кто назад, кто влево,
Трудно идти ровней.
Коль от корней отрубили древо,
Сдюжишь ли без корней?

Но среди мрака, нужды и боли
Веру храня в Рассвет,
Росич всегда выбирает волю,
Зная, что смерти – нет!


 

А значит, верим и живём

 

Для всех, не верящих в рассвет,
Тех, кто поддался воле мрака.
И чей решительный ответ 
На зло – побег, а не атака,

Тех, кто на выборы трусит,
Хоть в революций верит благо,
И в то же время для Руси
Уже не сделает ни шагу,

Для них ли – славить, верить, петь
Под злобный шум пустых раздоров,
Когда им проще умереть -
Среди оболганных просторов,

Плохих дорог и дураков,
Погостов, где гуляет вьюга?!..
Да мало ль здесь у нас врагов,
Что б нам ещё разить друг друга?

Не станет русичей, тогда
Конец придёт для всей Вселенной.
У нас на всех одна беда:
Нам врут, что честь и правда – тленны.

Мы прячем самый робкий свет,
Не то – убьют, спугнут, отнимут…
Проснитесь, братья! Смерти нет! 
Позора - храбрые ни имут.

Добра всё больше на земле,
Всё больше света в наших душах,
Да разве сгинула б во мгле
Навек одна шестая суши?!

А значит, верим и живём,
И любим Русь, друзей , друг друга.
И песни светлые поём.
Да не тишком – на всю округу!


Синеет мох под дедовыми соснами

 

Синеет мох под дедовыми соснами,
В бору моём светло – ни капли тьмы.
А ветер пахнет свежестью и вёснами,
Хотя нам так недолго до зимы.

И речка снова песнь поёт былинную,
Румянясь в ярких отблесках зари.
Здесь камни, словно горы исполинные,
Такие же, как ты, богатыри.

Я глажу их, и лаской убаюканный,
Теплеет очарованный гранит.
А лес, наполнив тишь чудными звуками,
Со мной о чём-то добром говорит.
 
И вновь душа от нежности нечаянной
Выходит, как река из берегов.
И мне легко – язычнице отчаянной -
Дружить с прекрасным самым из Богов,

До ночи разговаривать со скалами,
Деревья обнимать, плести венки
И чащу освещать щеками алыми,
Рукой касаясь бережно руки.

Великое, порой вмещаясь в малое,
Начало дарит вечной красоте.
А Осень мне брусникой запоздалою
Тропинку освещает в темноте.

Брат мой Ветер

 

Замутит, заколобродит чёрной грустью...
Рассмеёшься да и справишься с тоской.
Эта осень так волшебно пахнет Русью,
Пахнет волей и отвагой бунтовской!

Над рекой грустят красавицы берёзы,
Провожая в путь далёкий журавлей.
Полно плакать! Брат мой Ветер, вытри слёзы,
Да пойдём, покуролесим средь полей!

Будем золотом сорить, бросать охапки
Ярких листьев, любоваться синевой;
Кинем под ноги, растопчем наши шапки,
Пусть земля горит под русской плясовой!

Нам ли плакать, друг мой верный, брат мой Ветер?!
В эту осень разве можно нам тужить?
Нет прекраснее Земли на целом свете,
За неё не страшно голову сложить!

И не бойся, если нас осудят люди,
Что, мол, пляску затеваем средь чумы,
Мы с тобой сейчас на воле ближе будем
К тем лучам, что разрушают царство тьмы.

Тьма - в сердцах, забитых завистью и злобой,
Тьма в умах, досель не сбросивших оков.
Оттого-то и следят за нами в оба,
Оттого-то и боятся наших слов.

И кричат на нас, и требуют к ответу,
И не видят, что грядёт Восхода час.
Просто мы с тобой на целый шаг к рассвету
Ближе всех, кто нынче зло ругает нас.


Очарованная странница

 

Не хозяйкой. Не изгнанницей, потерявшейся во мгле, -
Очарованною странницей по Родной хожу Земле.
Не пугаюсь троп нехоженых, в небо чистое смотрю,
Изо всех путей положенных выбрав волю и зарю.

Я иду полями, весями, веря в Правду и Рассвет.
Говорят, что славлю песнями то, чего в помине нет.
Только вижу я за войнами, за обидой и враждой,
За ночами беспокойными - образ Родины иной:

Что сильна не гордым норовом, а любовью и добром,
От чужого, злого, хворого сберегая отчий дом.
И она – не громогласная, о победах не кричит.
Кружева сплетает ласково, а выходит – крепкий щит.

Чуждой воле непослушная, непокорна силам зла,
Не идеями, а душами наша Родина светла.


В Ладоге осень

 

Ладожский воздух прозрачнее льда,
Стылых ветров холодней.
Тучи в закате – свинец и руда 
Льются на пустошь полей.

Грезя ладьями, что рвут на бегу
Все паруса, как крыла,
Спящей царевной на том берегу
Крепость моя замерла.

Осень над Волховом. В синей волне
Листьев предсмертная дрожь.
Теплится свечка на тёмном окне –
Ты меня помнишь и ждёшь;

Ждёшь, когда бурная минет гроза,
Горние стихнут бои.
Верные руки, родные глаза
Благословляю твои!

 

*     *     *

Жёлтое поле. Тихий пейзаж осенний
 В старенькой раме маленького окна.
 Солнце заходит, и на краю деревни
 Красные сосны дремлют под властью сна.

 Небо всё ниже. Медленно кони-тучи
 Ходят по краю, щиплют траву с полей.
 Алый шиповник, что на Купальской круче,
 Тонет в закате.  Ближе к земле теплей;

 Чёрную землю дождика прочно нити
 К небу пришили. И, говоря со мной,
 Горечь не бывших, память былых событий
 Волхов смывает вольной своей волной.

 Рано темнеет, вновь улетают птицы,
 Каждый взмах крыльев преумножает грусть.
 В огненном злате, словно сама царица,
 Их провожает в поле осеннем Русь.

 А над рекою белых берёзок свечи
 Тщетно сгорают в ярком зари огне.
 В Ладоге осень. Тёплый дождливый вечер,
 Словно целитель, душу врачует мне…


Старая Ладога,
август 2011


Задремали озябшие рощицы

 

Задремали озябшие рощицы
Под протяжную песню ветров.
Зорька знаменем алым полощется,
Пышет пламенем жарких костров.

За огнём  небо спряталось синее
С целым ворохом звёздных чудес,
А деревья стоят в хрупком инее,
Сладко-сахарным кажется лес.

Осень тушит закатную полосу,
Листья редкие сыплет на лёд
И твоим, самым ласковым голосом
Мне волшебную песню поёт.

Дело к ночи. В каморке за печкою
Спать ложится седой Домовой,
На крыльцо выхожу я со свечкою,
Не тревожа вечерний покой,

Лишь гляжу, как из тучи, таинственный,
Улыбается Месяц большой…
Ты ведь знаешь, родной мой, единственный,
Как люблю я тебя всей душой.

Над рекою так быстро смеркается,
Из трубы вьётся ниткою дым,
И так сладко в тиши засыпается
Рядом с голосом нежным твоим…

Хозяин леса

 

Вечный Велес по Вещему Лесу
Ходит поступью гордой и легкой,
Отодвинув тумана завесу,
Звезды в небо бросает он ловко,
Ночь их ловит, смеясь, рукавами,
Пришивает невидимой ниткой,
Велес путь освещает рогами
И читает старинные свитки,
В коих Были записаны, сказы
И прекрасные песни Бояна,
И внимают сим длинным рассказам
Вещий Лес, и Луна-Несмеяна,
От восторга весь мир замирает,
Только слово Он мудрое скажет,
И следы его медленно тают,
А Большая Медведица мажет
Их молочно-небесным сиропом,
Медвежонка баюкая в лапах...
Зверь лесной по неведомым тропам
Бродит, чуя Хозяина запах.

Всех неспящих услышь, о Велесе!
Серебря горизонт перламутром,
Над Священным твоим Боголесьем
Расцветает румяное утро.


Калина красная

 

Земля моя так сладко спит под звёздами -
Безоблачна сегодня Неба сень.
Румяными калиновыми гроздьями
Украсил Русь спешащий Вересень*.

Далёко до зимы с её порошею,
С метелями да воем диких вьюг,
И дышится. И верится в хорошее,
Когда поёт мне песню милый друг.

Мелодия течёт, неторопливая,
Под шелест ветра в светлых небесах,
И снова улыбаюсь я, счастливая,
И вижу Мир сквозь радуги в глазах.

А он – красив. Расцвечен ранней зорькою
И нежен так в рассветной тишине…
Судьба у нас порой - калина горькая,
Непросто жить в суровой стороне,

Где горе – в срок, а ласка  - запоздалая,
Где лада миг – отчаянно далёк,
И в сумраке лишь ягодою алою
Надежды тлеет тихий огонёк.

И кто-то скажет – доля разнесчастная!
А я при ней живу из года в год.
Вся Русь моя горчит калиной красною
Да песни – слишком грустные поёт.
 
Зато простор! И воля безоглядная.
Души размах – от радости до слёз!
Калина - и зимой стоит нарядная,
И только слаще ягоды в мороз.



-----
*Вересень (ст.слав.) - сентябрь


Дороги мои

 

С грозой и печалью подкрались осенние дни,
Дороги мои занесло листопадом и пылью.
Идти против ветра, до крови стирая ступни,
Когда облетели все перья на сломанных крыльях –
Смешная судьба. Оттого-то всё время пою.
Звенит на ветру бубенцами колпак скомороха.
Потеряны стрелы, и меч притупился в бою.
Нет, не для поэтов сквалыжная эта эпоха,
Где царствуют хамы, проныры, скупцы и дельцы,
Где Вещее Слово – всего лишь предмет договора.
Очнитесь, прозрейте! Повсюду – одни мертвецы!
Живут ради звона монет да неправого спора.

А мне – всё смешно. Даже если на сердце от ран
Все жилы порвались, и стиснуты горечью вены.
Иду, улыбаясь. По самой прекрасной из стран.
Иду и не жду в близкий срок никакой перемены.
А где-то вдали – тусклый отблеск сигнальных огней
И свист чёрных пуль. Неизбежная, вечная тема.
Никто не изменит привычную будничность дней,
А тех, кто способен менять, – уничтожит система.
Дороги мои…  С Ветром-странником  наедине
Летим через жизни лихой пожелтевшее поле.
Нет, взламывать матрицу просто. Но горше втройне
Быть вольным среди бесконечной, тотальной неволи.


Так звёзды падают в траву

 

О, как печален лик Воды! Как не остыть мне до восхода? 
Уснуть готовится Природа, стирает Осень все следы… 
И с каждым днём всё тоньше нить - бежит, петляет тропкой алой. 
Мерцает свечка искрой малой, как прежде, силится светить. 
Так звёзды падают в траву, так в ночь до зорьки стынут росы… 
Я заплетаю вереск в косы, цветов бессмертия – не рву. 
Уйду и не оставлю след. Была – горячая, живая, 
ни дна не ведала, ни края, а нынче – даже тени нет. 
Но ветер дарит мне крыла, чтоб вновь лететь в тот край любимый, 
где каждый день - неповторимый, где я – так счастлива была. 
Там к месту был и нрав, и пыл, а кривде скользкой места нету. 
Мой рок – в преддверии Рассвета гореть из самых крайних сил. 
В чём Cчастье? Просто доверять, когда летишь последним кругом. 
Пройти по воздуху над лугом и трав душистых не примять. 
Рассвет - как таинство Любви, как откровенье поцелуя. 
В разлуке тягостной тоскуя, я руки чувствую твои. 
Мне лечит душу голос твой, и песня - всё же не допета. 
Твоею нежностью согрета, я не замёрзну и зимой. 
Светлы заснеженные сны – простой уют. В них дом и печка. 
А подо льдом сверкает речка, дыханье чувствуя Весны. 
Я жду тебя, и в сердце – ярь. Так семя ждёт под снегом пашня… 

...Листом слетает день вчерашний, повсюду Осени янтарь.
 
Все стихи Марины Вы можете прочитать ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ

Сергей (Вольгаст) Кашин-Свешников - "От седой старины веков."


Серегей Жилинъ - "Ура"